07.10.2019
Искусство проверят по пятому пункту

Искусство проверят по пятому пункту

В Монако 14 октября будет представлен годовой отчет компании Deloitte, посвященный обороту искусства в мире и коллекционированию. Одной из его тем стало влияние на арт-рынок Пятой директивы Евросоюза по борьбе с отмыванием денег

АННА БРЭЙДИТАТЬЯНА МАРКИНААННА САВИЦКАЯ

Кэти Халпер. «Деньги». 2015. Вышивка на ткани, закрепленной на деревянной основе. Фото: Courtesy of the artist

Крупнейший финансовый аналитик, компания Deloitte давно занимается исследованием инвестиций в искусство. На 12-й по счету конференции, посвященной искусству и финансам, которая пройдет в Монако 14 октября, будет представлен уже шестой отчет Art & Finance Report, созданный в сотрудничестве со специализированным аналитиком Art Tactic.

Главными темами отчета и конференции будут структурирование коллекций произведений искусства в эпоху большей прозрачности и прогноз будущего арт-рынка к 2030 году. Также обсудят то, какое влияние окажет на глобальный рынок искусства попытка его регулировать — речь идет о так называемой Пятой директиве по борьбе с отмыванием денег, принятой Европарламентом и вступившей в силу 9 июля 2018 года. Страны — члены ЕС должны интегрировать положения этой директивы в свои национальные законы к 20 января 2020 года.

Идея контроля и регулирования сделок с искусством возникла в Евросоюзе еще в 2016 году после скандала с «панамскими архивами». Цель директивы — повышение прозрачности финансовых транз­акций и требование к банкам и посредникам проверять личность клиентов и сообщать о любых подозрительных действиях, в том числе с произведениями искусства. Теперь для совершения любых сделок на сумму €10 тыс. и более, независимо от способа оплаты (кредитная карта, банковский перевод, чек или наличные), необходимо предварительно проверить личность клиента, а также источник происхождения его средств. Кроме того, на торговцев искусством, будь то галерея или аукционный дом, наложено обязательство предоставлять государственным органам информацию обо всех таких сделках и клиентах, а также устанавливать реальные стороны сделки и проверять полномочия посредника.

Разумеется, ужесточение правил вызвало недовольство в рядах арт-дилеров. Так, Международная конфедерация арт-дилеров и антикваров (CINOA) выступила против применения директивы к арт-рынку, поскольку это создает дополнительные бюрократические сложности для малых предприятий. Дилеров не устраивает порог в €10 тыс.: большинство сделок с искусством заключается именно в этом, нижнем ценовом сегменте. Кроме того, в CINOA задаются вопросом, каким образом можно контролировать продажи через интернет, когда галерея или аукционный дом не могут лично увидеть документы, удостоверяющие личность нового клиента. 

Председатель Британской федерации по торговле искусством (BAMF) Энтони Браун говорит, что у него нет возражений против нового закона, однако «главная задача BAMF теперь заключается в тесном взаимодействии с правительством, чтобы минимизировать административное воздействие на малые предприятия». По его словам, так как новая директива охватывает все способы оплаты, а не только наличные, это переводит практически всех членов BAMF в регулируемый сектор. 

Возникает вопрос, как новые законодательные нормы повлияют на коллекционеров из России, приобретающих произведения искусства в Европе. Пятая директива обязывает европейских продавцов, будь то галерея, аукционный дом или арт-дилер, запрашивать информацию об источнике средств и источнике происхождения средств своих клиентов в случае, если клиент происходит из третьей страны с высоким уровнем риска. Вероятность того, что Россия будет рассматриваться именно так, велика. 

По словам адвоката Ксении Куликовой, специалиста юридической фирмы «Пепеляев Групп», ужесточение правил проведения сделок с искусством окажет серьезное влияние как на продавцов, так и на покупателей, а результатом нововведений станет доступность для гос­органов информации о любой сделке, ее цене и реальных сторонах. Стоит учитывать то, что при подозрении в незаконности происхождения средств одной из сторон сделки могут быть применены такие меры, как замораживание, арест и конфискация активов (денежных средств, направленных на оплату произведения) или самого предмета искусства. 

«Несмотря на то что обязанность проводить сбор информации о сторонах сделки и источниках их средств возложена на европейских арт-дилеров, для минимизации рисков при совершении крупных сделок в ЕС российским коллекционерам не стоит пренебрегать принципом ра­зумной осмотрительности», — подчеркивает Ксения Куликова. Она советует уделять больше внимания содержанию договоров и обязательно проверять информацию, которую предоставляет о себе покупатель или продавец, в том числе об источнике его благосостояния, а также учитывать, что в разных странах Евросоюза регулирование сделок с искусством может иметь специфику.

Своим видением проблемы поделилась коллекционер Инна Баженова, издатель международной сети изданий об искусстве The Art Newspaper, медиапартнера конференции в Монако. «Несомненно, если это положение будет скрупулезно выполняться, оно не может не повлиять на российский арт-рынок, — сказала она. — По моим наблюдениям, рынок искусства в России не задействован для отмывания денег, по крайней мере широко. Но, как правило, коллекционеры не любят афишировать свои приобретения в полном объеме. Российский рынок искусства и так страдает из-за значительной изолированности от европейского и общемирового рынка. И дополнительный барьер со стороны аукционных домов и других продавцов искусства может снизить активность российских покупателей и еще сильнее отделить локальный рынок от общеевропейского. Но в целом я за прозрачность арт-рынка и исключение манипуляций, искажающих объективную картину рынка». 


http://www.theartnewspaper.ru/posts/7388/

Возврат к списку


X
Спасибо за Ваше сообщение! Мы свяжемся с вами в ближайшее время